February 16th, 2012

Борьба

БОРЬБА
Лаокоон и его сыновья

      Мускулатура людей так броско рельефна, назойливо кровенакачена. И мы так часто, почти до безвкусия, твердим о какой-то борьбе, но посмотрите же, посмотрите же на тело змея - оно безчешуе как кожа лягушки и не единая мышца в нём не напряжена...

      Чешуя змеи не вонзается в жертву. Не изрубает её сдавливая. Шкура этой змеи безчешуя. Шкура этой змеи по-лягушачи нежна. Тонка и легко надрываема. Безногие кольца вовсе не сдавливают плоть. Лаокоон и сыновья его лгут. Изображают. Симулируют.

      Разве видим мы тут сражение? Разве стянуты гигантской змеёй столь очевидно напряжённые тела?.. Лжеборьба. Лжесражение...

      Какое же это убожество! Жалкое трепыхание и вображение себя воином. Разве вы не чувствуете, что в этом мире более невозможна трагедия? Героизм более нетребуем. Война лишь изображается. Лаокоон наматывает на себя спадающую змею. И сыновья его так же омерзительно лживы.

      Им ничего не угрожает и можно придумать себя славным воином, героем трагической войны, но змей соскальзывает с твоего тела и мышцы твои каменные для спектакля.

      Я готов презирать каждое течение, провозглашающее своей целью борьбу, я готов презирать каждого, кто ныне зовёт себя воином.

Kazakov Maksim
16.II.2012



Агесандр Родосский, Полидор, Афинодор
Лаокоон и его сыновья, 200 до н. э.
мрамор
музей Пия-Климента, Ватикан